11:31 

[19]

0-1-0-0
Название: Гленофобия
Автор: DreamOfSpring
Бета:-
Фендом: ориджинал
Рейтинг: G
Статус: закончен
Размещение: запрещено.

Сколько я себя помню, я всегда боялся тебя. Боялся твоих ледяных прикосновений, неподвижности лица, лишенного эмоций голоса. Но настоящий ужас у меня вызывает твой взгляд - жуткий, неподвижный взгляд мертвеца. Лязганье металлических ресниц о латекс равноценно медленному, жестокому убийству – ведь морганием ты растягиваешь свой безжизненный взгляд.
Сейчас ты выключен. Сидишь в углу комнаты, как тряпочная кукла, брошенная капризным ребенком. В какой-то мере ты и есть кукла. Живая. В данный момент безобидная вещь – в свете неоновых ламп поблескивает черный латекс, закрывающий стальные части тела, пронизанного микросхемами и проводами. Воздух наполнен запахом химических примесей и радиационными всплесками, исходящими от атомного двигателя, твоего зарядного устройства. Когда-нибудь эта радиация убьет меня, медленно сжигая внутренности. А до этого времени я буду мучиться, встречаясь с твоим взглядом. А у тебя ведь красивые глаза – полупрозрачные зеленые пластинки, сквозь которые просвечивают тонкие стебельки фотоэлементов. Любая женщина была бы счастлива утонуть в таких глазах, не понимая, что кроится в их глубине.
Фаланги стальных пальцев шевелятся – твой аккумулятор почти зарядился.
Я переворачиваю стол и прячусь за столешницей. Вздрагиваю каждый раз, когда из твоего угла доносится шум или металлическое позвякивание. В который раз закусываю большой палец, сдерживая рвущийся наружу крик. Ноготь давно сорван, а от каждого прикосновения начинает капать кровь. Плевать. Главное отвлечься.
Не подходи ко мне, молился я, не подходи. В пустой комнате твои шаги слышатся особенно отчетливо, и только это уже внушает панический ужас. Слышно, как внутри хромированного тела двигаются поршни и шестеренки, как булькает машинное масло. Я сжимаюсь в комок - ты стоишь прямо надо мной и смотришь в затылок. Молчишь.
Пот ледяными каплями стекает вдоль позвоночника, провоцируя дрожь. Сердце бьется в несколько раз быстрее обычного. Судорожно дрожат губы и возникает неприятный холодок в грудной клетке. Сознание почти отключается, а голове пойманной птицей бьется только одно слово: «бежать, бежать, БЕЖАТЬ!»
-Не смотри на меня! - не выдерживая, прошептал я.
Но ты не отводишь взгляда от меня.
-Пожалуйста…
Щелчки в твоей голове. Один, ноль, ноль, один, ноль, один, ноль, ноль, ноль… Цифры вытягиваются в ленту Мёбиуса, сменяясь с чудовищной скоростью. Это аксиома твоего существования. Все техногенные системы состоят из двоичного кода, равнодушного к мольбам и слезам. Как и ты. Холодная и бездушная кукла. Без сердца, живущая только разумом. Хоть тебя и называют андроидом, в тебе нет ничего человеческого.
До плеча дотрагиваются твои ладони, ледяные как вечная мерзлота. Я до крови закусываю палец – только бы не закричать. Не хочу радовать тебя свой растоптанной ко всем чертям гордостью.
Раздается противный скрежет динамика. Ты пытаешь что-то сказать, но у тебя это плохо получается. Я различаю только одно слово. «Смотри».
Ты опять требуешь, чтобы я заглянул в твои глаза. Но я просто не могу: в твоем взгляде плавает смерть, по-мультяшному заменяя зрачки.
Мотаю головой, отказываясь. Я чувствую, как изменяется выражение твоего лица – ведь ты, черт подери, не обычный андроид. У тебя есть такая способность, как мимика. Я видел только три эмоции на твоем лице – ненависть, ярость и холодное безразличие, которое делает лицо похожим на фарфоровую маску.
Ты делаешь неуловимое движение, и стол отлетает в сторону. Остаюсь абсолютно беззащитным. Ненавижу быть слабым.
И ты, и я знаем, что сейчас будет. Это неравная игра, в которой человек всегда проигрывает машине. Роботизированное тело не испытывает боли и усталости, в отличие от человеческого. И что бы я не делал, все приведет к одному – твоему триумфу и моему поражению.
У тебя был хороший программист, загрузивший в память невероятное количество сведений о боли и искусстве ее причинять. Ты практически никогда не повторяешься. Из-за садизма я почти не могу ходить – берцовые кости срослись абсолютно неправильно, но это только на руку тебе.
Ласково, почти любовно, ты опускаешь ладони с моих плеч на грудь. Но меня этим дешевым трюком не обманешь. Нежности в твоей системе не заложено, не говоря уже сострадании или любви. Останавливаешься, словно задумавшись, и через мгновение с силой нажимаешь на поломанные ребра. Волна нестерпимой боли проходит через все тело, заставляя согнуться едва ли не пополам. Жалобный вой срывается с моих губ. Мольба о пощаде. Но ты уже вошел в раж и продолжаешь наносить мне ожесточенные удары. После десятка подобных «ласк» я сворачиваюсь на полу в позе эмбриона и откашливаю кровь.
Дождавшись, пока я прекращу давиться кашлем, ты берешь меня за подбородок и притягиваешь к своему лицу. Я в ужасе зажмуриваюсь и упираюсь руками в твою грудь. Слабая попытка сопротивления, но она показывает, что я могу тебе не повиноваться.
Скрежет динамика давит на ушные перепонки, требуя, чтобы я открыл глаза.
Нет. Нет. Нет. Нет. Я задохнусь своей удушливой фобией!
Ужас перед твоим взглядом открывает двери в ничто. Туда, где живет первобытный, животный, страх. Вирусами его заражен каждый: только у некоторых болезнь ужаса протекает в явной форме, а у других он затаен внутри. Он как раковая опухоль – сначала не дает о себе знать, а потом убивает – долго и мучительно, изъедая нервы и иссушая разум. Нельзя взывать к его изначальной благой сущности, крепко спящей внутри – можно лишь уничтожить его.
Смешно. Разумом я понимаю, что мне делать, но дальше рассуждений не иду.
Да и что можно противопоставить тебе?
Короткий электрический разряд проходит по телу – пока только предупреждение. Принцип действия шокера прост: пока жмешь на курок – парализующий электрический заряд практически полностью подчиняет себе нервную систему, вызывая спазматические мышечные сокращения, исключающие возможность движения.
Но я не открываю глаза – лишь бы оттянуть момент, когда сердце едва не останавливается от ужаса, когда хочется орать во все горло, когда кровь застывает, обращаясь в миллиарды острых кристалликов…
Еще один удар током – но этот раз куда более сильный. Разряд подбрасывает в воздух, но ты крепко держишь меня, не позволяя моему содрогающемуся телу оказаться далеко от тебя. Четкий алгоритм действий, мать твою. Ты всегда ведешь себя практически одинаково – исключения составляют только способы приносить боль.
Я впервые слышу, как ты смеешься. Такой смех издают лишь заводные игрушки. Смесь синтетического треска и скрежета шестеренок. На лице застывшее выражение торжества. Такое же искусственное, как ты сам. У тебя все-таки четыре выражения лица?
Будто новокаинованая анестезия, только по всему телу. Вроде все чувствуется – но не подчиняется.
Ты уже торжествуешь – теперь заставить меня открыть глаза проще простого. Что ты и делаешь.
Я застываю, но в груди горит адово пламя – твой взгляд пожирает мою душу, растерзывая ее в клочья.
Ты не чувствуешь и не понимаешь, а мне так больно сейчас, что кажется, если мир рухнет, эта боль все равно останется и после меня. Там, где должна быть душа – выжженная изнутри оболочка, мучающаяся от осознания искалеченной жизни.
Единственное, чего я не могу понять – так это того, почему ты издеваешься надо мной?
-За что? – беззвучно шепчу я.
Обычно ты отвечал, что расскажешь все в другой раз. Но этого никогда не происходило.
Скрежет динамика.
-Ты помнишь?
-Что?
Неужели сейчас я узнаю, за что ты так со мной?!
-Человек…Помнишь?
-Человек?
-Как…Помнишь?
Что он хочет сказать?
-Быть…как…помнишь…человеком?
-Помнишь, как быть человеком? – пытаюсь угадать я.
-Да! Как быть?
Вот это вопрос…
Действительно, как?
Я долго пытаюсь найти ответ, но не могу.
В твоих глазах мелькает разочарование. Странно, ты настолько андроид, и у тебя есть эмоции?
Ты отпускаешь меня и уходишь к своему атомному двигателю. Подключаешься к нему и закрываешь глаза.
Наверное, кто-то предусмотрел, что ты заряжаешься так долго, а активен всего лишь полчаса?
Чтобы у меня не случился смертельный передоз тебя.
А пока ты заряжаешься, я буду искать ответ. Может, тогда ты отпустишь меня?..

@темы: Фики

URL
   

Est mollis flamma medullas intere, et tacitum vivit sub pectore vilnus.

главная